Category: музыка

Category was added automatically. Read all entries about "музыка".

Растянутое самоубийство!

В мире, который молится иным богам, кроме человека,
отрицающем человека такого, каков он есть
со всеми его природными и "общественными" свойствами теперь,
ДЕМОНСТРАТИВНОСТЬ - единственное средство выжить
и верный способ... самоубийства,
растянутого на целую жизнь отдельного человека
и... Рода Человеческого.
 
М.Л.Покрасс
                     Из кн. "Залог возможности существования" 
 

ДИРИЖЁР 2019 09 19



ДИРИЖЁР

От  Храма вниз сбежал на Волжскую набережную и здесь уже продолжал, воюя с ветром, просто идти с палками, ему навстречу. 

Чайка, тоже противясь ветру,  размахивала над обеспокоенной Волгой крыльями, взмывала и падала. Так что, казалось волны в такт ей набрасывались на берег и отступали по ее команде.

Чайка над свинцовой Волгой дирижировала бушующим оркестром волн.

ЖЕНА О КРАСАВИЦАХ 2019 09 02


Не знаю почему, Тома вспомнила давнюю мою пациентку, замечательно красивую женщину. Тогда, о ней и специально для нее, я написал записку: «Одиночество невидимки», вошедшую в одну из моих первых книжек.
Жена заговорила о том, что, вопреки удивительной артистичности этой, одаренной множеством талантов преподавательницы музыки, личная ее жизнь не сложилась. Так и стареет одна.
Тома удивлялась, рассказывая о «некрасивых» женщинах, у которых «семьи – интересные мужья!»… и называла одно за другим известные имена замечательных актрис, у которых не заладились отношения не только с мужчинами, но нередко и с сыновьями, которых те растили без отцов.
- Одни – некрасивые, любимы и счастливы, другие красавицы – сходятся, расходятся, остаются одни! Почему им так не везет?!
Я едва сдержался, чтобы не вспылить. Родная женщина, рядом со мной скоро полвека, и задает вопрос, ответ на который мне кажется совершенно очевидным! Сердило, что женщин, которым нет нужды рисоваться, которые наполнены собой, чувствуют себя женщинами, знают, чего хотят, что красивых без красивости женщин, которые ей так близки и нравятся, она называет «некрасивыми». Ведь она знает, что это не так! Ведь эти женщины любят, любимы и на любовь отзываются любовью. Их нельзя не любить, они – сама жизнь! Я не верю, что жена может не понимать того, что те, кого она называет красавицами, просто свою красоту и таланты отделили от себя и ждут за них награды, как платы за дорогой товар. Сами никого… я прерывался… И рассказал жене о двух новых красавицах в марафоне.
Расскажу о них в следующий раз и вам.

НЕ ДОГАДЫВАЛАСЬ… 2019 05 20


Добросовестная девушка, по-детски настороженная, но беззащитно искренняя, всегда занятая и деловитая, очень медленно освобождающаяся от внутренней скованности штампами этой самой деловитости, невольно привлекательная, но мнящая себя равнодушной к мужчинам, отвечала в ходе обсуждения итогов группы  на мой вопрос о самом заметном для нее сегодня:
- Самым заметным был отказ женщины войти в круг, когда другая ее позвала, - деловито и исчерпывающе коротко ответила она.
- Чем заметным? - пришлось уточнять мне.
- Мне тоже очень трудно кому-то отказывать. И я почувствовала, что она, как и я, из-за этой своей трудности отказывала преувеличено резко, с вызовом, агрессивно. А потом на себя же злилась. И за эту свою злость злилась на женщину и заводилась еще больше. Я себя увидела. И увидела со стороны, как воспринимаюсь другими. Я всегда занята своими трудностями, и не догадывалась, что всем видна – раз. И –второе – не догадывалась: как видна. Не думала, что все видят, что я резко себя веду, нападаю на всех, как и она,  оттого, что стесняюсь. В общем, много всего…, - смутившись, что так разговорилась, и покраснев, оборвала себя девушка.

ОТКАЗЫВАЯСЬ ОТ СВОЕГО ЯЗЫКА 2019 04 09



«…Если вы будете судить рыбу по её способности взбираться на дерево, она проживёт всю жизнь, считая себя дурой» (Альберт Эйнштейн).
В прошлый раз, разговаривая об отношениях мужа и жены, мы пришли к проблеме самоуважения и его отсутствия. Речь шла о том, что не уважающий себя человек, не уважает другого. Общается вслепую. Надеясь угодить и так заполучить чье-то расположение, и тому создает ненужные неудобства, и себя теряет. Затрудняет и разрушает отношения.
Сегодня о другой супружеской паре.
Они тоже всегда приходили в группу порознь, а теперь пришли вместе. Он – музыкант. Она – самобытная, собранная женщина, но, не доверяя себе, уверена, что «какая-то она неправильная». Он, при ней, тоже ведет себя, будто в чем-то виноват.
Вместе я видел их впервые.
Они, разделенные другими участниками группы, сидели несколько отчужденные поодаль друг от друга, напротив меня, в ряду под окнами. Не молодые уже люди… Я увидел его,… ее… Неожиданно мелькнула догадка, и молниеносно оформилась в ясное ощущение. Я не стал его формулировать… В голову пришли строки из А. Вертинского:
«Ваш любовник скрипач, он больной и горбатый.
Он Вас дико ревнует, не любит и бьет.
Но когда он играет Концерт Сарасате,
Ваше пленное сердце и летит, и поет, и поет…»
Я начал вслух проговаривать эти строки ему (музыканту). Говорил, как помнил их с 19-и лет (Ромка, мой товарищ, был много старше меня, любил Вертинского и мы тогда слушали эти магнитофонные записи в старой холостяцкой квартире Евгения Николаевича Литвинова на Некрасовской):
«…Он альфонс по призванью. Он знает секреты
И умеет из женщины сделать зеро...
Но когда запоют вдруг его флажолеты,
Он божественный принц, он влюбленный Пьеро!

Он Вас грубо сломал, обокрал, обезличил.
Femme de luxe он сумел превратить в femme de chambre.
И давно уж не моден, давно неприличен
Ваш кротовый жакет с легким запахом амбр…»
Я продолжал стихи… А на наших глазах происходило удивительное. Оно заворожило всех, кто этих двоих видел…
«… И когда Вы, страдая от ласк хамоватых,
Тихо плачете где-то в углу, не дыша, - …»
Я теперь смотрел на нее. На них обоих…
«… Он играет для Вас свой Концерт Сарасате,
От которого кровью зальется душа!

Безобразный, ненужный, больной и горбатый,
Ненавидя его, презирая себя,
Вы прощаете все за Концерт Сарасате,
Исступленно, и дико и страстно любя!..»
Теперь, когда пишу, знаю, что некоторые строки А. Вертинского нечаянно переделал на свой лад. Но я читал, как помнил. А удивительным было то, как разительно изменились эти двое. Очень ненадолго. Но и другие, и они сами успели это их изменение заметить.
Музыкант, услышав знакомые строки, казалось, почувствовал себя тем самым вдохновенным скрипачом, и, сбросив виноватый вид, преобразился в молодого волнующего мужчину, неотразимого для своей женщины. Таким интересным и убедительным я его не видел никогда.
Женщина ожила, куда делось её стесненное «какая-то не такая», четче, взволнованнее обнажились её границы, убедительнее стало ощущение, похожей на отчужденность, её неповторимой ни на кого непохожести. Вслед за мужем тоже помолодевшая жена, напрягшись всем телом, незаметно для себя и от этого совсем неприкрыто, тянулась к мужу и глядела на своего, вдруг преобразившегося музыканта восхищенным, влюбленным взглядом девчонки, своим порывом возвращая ему его мужскую уверенность еще больше и вполне.
До этого разобщенные не столько теми, кто между ними сидел, сколько какой-то претензией друг к другу, смутной обидой, они в этот момент, как дуэтом играющие, чувствовали друг друга, понимали и были вместе – близкие, необходимые друг другу мужчина и женщина, вечно родные люди.
- Большинство окружающих вас людей, - оставив стихи и тронутый тем, чему стал свидетель, заговорил я с мужем-музыкантом, - большинство окружающих вас людей визуалы или кинестетики. Мы или видим мир, или, как звери, ощущаем его и друг друга телом. Естественно, что и разговариваем между собой и понимаем мы на языке зрительного анализатора и кинестетического (с помощью движений и на языке разных телесных ощущений: обоняния, осязания и других). Говорящих, выражающих себя и понимающих себя и друг друга на этих языках до 90%. Тех, кто слушает мир и ориентируется в нем так, как вы – аудиалов(тех, кто воспринимает мир, выражает, и понимает себя и других на языке слухового анализатора – слушая и слыша) их всего 10-20%. Вы же заметили, как изменились Вы, как изменилась Ваша жена, когда я стихами Вертинского легализовал для вас естественный для вас (и только чуть приоткрытый для меня) ваш мир, и позвал вас переместиться в него! Вы же видели и чувствовали с какой готовностью слышать Вас-музыканта потянулась к Вам Ваша женщина. Мне показалось, что она самая внимательная и самая понимающая Вас Ваша слушательница. Что в мире звуков вы вместе, как нигде. Когда вы строите ваши отношения на этом языке у вас нет проблем. Вы понимаете друг друга. Может быть, эта общность языка вас и сблизила! Но, когда из неуважения к себе вы оба, не признавая себя, стесняетесь своей особости и порываетесь «быть как все», вы, отказываясь от своего языка, не только лишаетесь понятной вам реальности и приводите в замешательство, стесняете себя. Воспринимая себя и друг друга «неправильными», вы из такой «скромности», и себя предаете, и, лишая друг друга поддержки, по живому рвете необходимые вам обоим отношения.
Становилось ясно, что проблема каждого из них и обоих этих людей, которым посчастливилось  встретить друг друга, так похоже воспринимающих мир, в том, что они стеснялись и не решались говорить с самими собой, друг с другом и с миром на своем языке. Пытались общаться на чужих, не выражающих их языках! К сожалению, проблема самоуважения, доверия к своей самобытности – не только их проблема и вовсе не одних  «аудиалов»!