Category: отношения

Category was added automatically. Read all entries about "отношения".

Растянутое самоубийство!

В мире, который молится иным богам, кроме человека,
отрицающем человека такого, каков он есть
со всеми его природными и "общественными" свойствами теперь,
ДЕМОНСТРАТИВНОСТЬ - единственное средство выжить
и верный способ... самоубийства,
растянутого на целую жизнь отдельного человека
и... Рода Человеческого.
 
М.Л.Покрасс
                     Из кн. "Залог возможности существования" 
 

О ЛЮБВИ И СТРАХЕ ЗАВИСИМОСТИ 2020 03 25



К этой теме и подступиться боюсь.  

В кабинете, даже и в последние годы, всегда больше женщин. Большинство из них к своему телу относятся как-то со стороны, будто только смотрят на него, а не чувствуют, будто их тело – это не они. Вместе с таким отстраненным отношением (к телу), и к своим плотским побуждениям, к влечению к мужчине, к женским своим желаниям относятся снижено, чуть ли ни как к наваждению. К наваждению низменному, пачкающему их, которое надо, и они научились, если не игнорировать, не замечать вовсе, то, по крайней мере, подавлять. С таким отношением к женскому в себе они приходят, такое как «чистоту» пестуют и несут в жизнь свою и тех, с кем общаются, в жизнь других женщин, мужчин, дочерей и сыновей. С таким ощущением, будто это только физиология, развлечение, вынужденная, нужная не им, уступка мужчинам, как по обязанности, участвуют во всем, что теперь называют сексуальными отношениями.

Тема о ханжеском, сниженном и брезгливом отношении женщин к своему телу, а с телом и к своим женским импульсам, влечению к мужчине, к сексуальным отношениям, обсуждается в кабинете постоянно.

Памятуя, что человек – не homo sapiens (разумный), но homo morales (нравственный), свою задачу я всегда видел в том, чтобы освободить эти отношения от всего, что их марает. Вернуть отношению к  телу с его эмоциональной жизнью его первозданную чистоту, вернуть его в ранг высших ценностей как отношение к себе.

А в этот раз, в кабинете вместе оказались сразу две очень разные, самостоятельные, каждая со своей неповторимой повадкой женщины, у кого этой проблемы не было. Обе были людьми цельными. Обе свободно принадлежали себе. Обе были чисты и все свои желания, всё в себе и в отношениях с мужчиной ощущали чистым. Обе себе в этом доверяли.

У одной описанного выше конфликта не было никогда – она выросла в любви родителей. Другая проделала долгий и трудный путь к себе уже здесь в группе.

Совсем девчонкой она дружила с мальчиком. Он погиб в аварии. Многие годы она хранила верность этой своей любви. Так осталась одна. Что у нее есть своя отдельная жизнь, что она имеет на нее право и что это не значит «предать», она открыла уже здесь. Здесь переболела это открытие. Теперь ей за тридцать.

Сегодня она как-то по-новому светилась. Я знал уже, что она, наконец, не одна и, кажется, скоро выходит замуж. Женщина рада. Но чувствует, что, чем ближе день, когда надо будет идти в ЗАГС, тем тревожнее ей становится. Хочется этот день оттянуть, отложить… Нет! В своем чувстве к мужчине она не сомневается. Не сомневается и в нем. Но от страха «готова чуть не сбежать»!

- Страшно сделать ошибку! А в чем, не знаю…

Думая о тревогах этой женщины, я вспомнил, что и другая тоже давно не одна, любит, но согласиться выйти за него замуж не решается.

Про неё я знал, что, привыкнув за многие годы жить самостоятельно и полагаться только на себя, она боится, что, в замужестве позволит себе надеяться на мужчину, расслабится, потеряет дающую ей силы независимость, потеряет себя. (Только сейчас, когда пишу, вспомнил, что и ее первый мужчина… что мужчина, в которого она была совершенно романтически влюблена в юности, тоже погиб в катастрофе).

Две замечательные, чуждые всякой фальши, вызывающие доверие женщины теперь любили и были любимы, и обе боялись связать свою жизнь с человеком и человека с собой окончательно.

В кабинете впервые выплыла тема, которая здесь никогда не обсуждалась! Может быть потому, что в отличие от влюбленности, от праздника и мороки самых изощренных сексуальных игр, любовь – это не только переживание, но отношение к миру и отношение уже зрелых людей. Впервые выплыла тема, которая является нам только на пороге зрелости! Тема отношения к любви.

Обе женщины, пережив раннее потрясение и многие годы вольно или невольно храня ему верность, научились самостоятельности, мужеству и одиночеству, тем не менее, психологически и нравственно оставались в том возрасте, когда их потеря случилась. При всей их искренности и цельности, остались в своем женском опыте ещё одной ногой в детстве! В том позднем подростковом возрасте, когда всякая нужда, всякая привязанность пугает потерей свободы. Свободы, которая в ту пору кажется независимостью от всего! Даже от силы земного притяжения – от силы тяжести. Взлететь и летать, как во сне!

Обе эти женщины, переболели свои потери. Обе, наконец, свободны для любви, искренне привязаны к своим мужчинам, любят. Обе, натуры сильные и цельные, не умеющие делать что-то наполовину, чувствуют, что их привязанность потребует их целиком. Но для обеих довериться своему чувству пока значит, рискнуть так трудно выстраданной самостоятельностью. 

В отличие от зрелого человека, для которого его любовь и есть его свобода, самостоятельность, для которого его любовь и есть он, для подростка любить – угроза попасть в зависимость от чего-то неизвестного, потерять свободу. 

Обе женщины боялись попасть в зависимость от собственного нового чувства. Любить им казалось угрозой потерять себя! Любовь грозила отказом от себя! 

Что это не так, не могут убедить ни чьи слова, ни чей чужой опыт. 

Что любовь – это свобода, действительная свобода быть собой, беречь выбранный тобою мир, открываешь только в любви!

Но, чтобы в неё решиться, приходится выбирать и рискнуть всем, что тебе знаемо до нее. Многим это не под силу.

Опасность названа, дальше их выбор!

Что поделать?! Что любовь – это свобода, узнаешь только в любви!

БЕЗ ОПОРЫ В СЕБЕ 2020 02 11



В конфликте участвуют оба.

В мужском кругу выделялись двое молодых, сильных, спортивных мужчин. Оба, рисуясь, искали в женщине подтверждения своей физической привлекательности, верили, что этим её «завоевывают», и поэтому были легко доступны женскому манипулированию. Одного из них и выбрала та женщина, о которой мы говорили прежде.

В кабинете больше женщин, и поэтому разговор чаще идет о причинах трудностей женщин. Но в этот раз, уяснив, что властная женщина создает себе тяготящие ее отношения с мужчинами оттого, что, стремясь чувствовать себя добрее, чем есть, не отдает себе отчета в своих эгоцентрических мотивах, взялись все-таки обсуждать роль мужчины в таком конфликте. Задались вопросом: чем создают свои трудности в отношениях эти замечательные мужчины?

Внимательная, собранная участница о том же мужчине говорила.

- Его слабость, что он ищет опору в другом. Не в себе, а во мне. Старается угадать, чего я от него жду, и угодить!

- Почему?

- Он не ищет человека в женщине. Ищет во мне достоинства – полезные ему свойства. То, на что он может опереться. От чего оттолкнуться сможет в выборе направления своему движению. Вот и в себе ищет не свой взгляд, не свое мнение, отношение, а свои достоинства. За себя принимает умения, внешние достижения, то, что может казаться ему полезным для кого-то. В этом стремится совершенствоваться, преуспеть… И всегда ищет чьего-нибудь одобрения. Своего взгляда, своего отношения себе не позволяет – не знает. Не знает, что он есть! Не догадывается опереться на свои нужды. Действует не от себя, а «по справедливости», по правилу, по чьей-то инициативе. Не готов по-настоящему в супруги женщине, где каждый самостоятельно рядом идет. Не готов разделить с женщиной ответственность.

ОБЩЕЕ НИКОМУ НЕ ВЕРЯЩИХ 2020 01 27



Мы продолжали разговор о бессмыслице и смысле человеческой закрытости.

Помните, энергичная психолог удивлялась: зачем закрытость, которая только создает ненужную женщине, домогающуюся её, среду?

В этот раз в кабинете оказалось много никому не верящих женщин, которые вели себя с таким же, как и героиня нашего прошлого разговора, кокетливым вызовом, за которым прятали страх открытости, которую себе не позволяли. Они охотно собрались в один круг.

Видя, что в кабинете достаточно мужчин, кто с увлечением реагируют на кокетство этих женщин, чем поддерживают эту, волнующую их манеру (именно манеру поддерживают, а не женщин; женщинами они пользуются, не сочувствуя им), увидев включающихся в их игру мужчин, рвущихся таких женщин покорить, попросил их (мужчин) образовать свой круг внутри женского круга.

Так получились два концентрических круга: большой круг женщин и внутри него небольшой – мужчин.

При том, что одни провоцировали к себе интерес мужчин, которыми сами не интересовались, другие пытались покорить женщин, которым так же не сочувствовали, я ощущал, что в их отношении друг к другу есть что-то совершенно одинаковое, общее, лишающее их общение человеческого содержания. Спросил всех:

- Что общего в отношениях этих, недоверчивых, «закрытых» женщин и мужчин с теми, кто им нравится? В «близких» отношениях? С друзьями, подругами другого пола?

Оказавшись вместе, не стеснялись обсуждаемых свойств и, живо заинтересовавшись вопросом, отвечать стали сами участники кругов. 

- Завоёвываем, оставаясь не завоёванными. Не заботясь, надо это нам? зачем? - как в открытии, признавался мужчина. - Потом тяготимся ненужными отношениями!

И мужчины и женщины говорили примерно то же самое.

Неожиданно мужчина, обычно настораживавший всех какой-то вкрадчивой демонстрацией неестественной мягкости и доброты, объявил:

- Мы хотим все отдать!

- ???!!!

На фоне ставшего в этот раз явным и наконец обсуждаемого уже участниками обоих кругов своего равнодушия друг к другу, а с ним непонимания друг друга, недоверия и закрытости, это объявление: «мы хотим все отдать!», вызвало недоумение и долгую паузу. Такая демонстрация самоотверженности даже вопросов не вызывала. Молчали, как в шоке.

- А что Вы хотите в ответ за Вашу самоотверженность? – нашёлся наконец я.

- Получить человека целиком! – вынужденный всеобщим вниманием, не сразу признался «бескорыстный» даритель «всего».

Взамен на свою демонстрацию доброты он хотел заполучить человека в собственность, будто своей отдельной жизни у того и вовсе нет!

ОЧЕВИДНАЯ МЫСЛЬ! 2019 11 18



Мужчина подводил итоги группы.
- Сегодня здесь прозвучала и была мне очень важна эта, вроде бы очевидная, мысль: «Хорошо только, когда тебе самому хорошо»! Ни себя не мучаешь, ни других. И никто тебе ничего не должен – никого не стеснил! Всем, кого мы любим и кто любит нас, хорошо только, когда хорошо нам, а, когда плохо нам, плохо и им! Совершенно, казалось бы, очевидная мысль, но до меня она как-то по-новому дошла. Когда мы думаем, что поступаемся собой ради любимых, мы делаем плохо и им, не только себе! Не хорошо никому. Разве что нашим недоброжелателям! Но поступаться своими интересами, делать себе в ущерб ради тех, кого мы не любим и кто не любит нас, очевидно смысла не имеет! И не стоит! А, если мы действуем себе во вред ради тех, кого любим, делаем себе плохо для тех, кто любит нас, им плохо вместе с нами. Я же не хочу, чтобы мои дети, моя женщина, близкие поступались собой, ради меня! Ради кого бы мы  ни  делали себе плохо, хорошо от этого только нашим недругам.  Это стало для меня сегодня открытием!

КТО ИЗ НИХ НЕ СТЫДИТСЯ СЕБЯ? 2019 11 01



Обсуждали, как это часто бывает, трудности, которые возникают в отношениях Она и Он, в частности в их сексуальных отношениях. Чтобы ушли от разговоров «вообще», взаимных претензий, и абстрактного теоретизирования, спросил женщин (каждую) о других участницах группы:

- Кто из вас, по вашему мнению, всегда, в любой момент чувствует и знает свое женское отношение к мужчинам? Кто здесь сейчас знает, как женщина в вас относится к мужчинам, присутствующим здесь? Кто знает, кого и как здесь и сейчас хочет (не в ответ на активность мужчины, а без его активности, до нее, из самостоятельного своего интереса)?

Вопрос вызвал интерес и некоторое стыдливое замешательство. Пока женщины робко уточняли и пытались понять мой вопрос, пока осматривались и, не зная таких в себе, явно не находили, никого, кто позволял бы себе признаться в этих, «стыдных» для них интересах, в кабинет вошла, осмотрелась, и освоилась в происходящем женщина, для которой, по моему ощущению, такого вопроса не было. Доверяя себе, она вела себя проще, естественнее и самостоятельнее других. Спросил ее:

- Правильно я понимаю, что у Вас нет проблем с выяснением своего физического, эмоционального, сексуального и всякого отношения к мужчине? Что хотеть мужчину для вас достойно и позволительно?

- Ну, да…

- Что с выяснением, кто из мужчин сексуально интересен Вам в любой конкретный момент, и сейчас, для Вас проблем нет?

- Нет. Я рада своим чувствам. А чувству к мужчине, может быть, даже больше, чем другим.

- Есть ли здесь, кроме Вас, женщины, которые к женщине в себе относятся так же уважительно и к любым своим женским влечениям так же открыто и благодарно?

Женщина назвала только еще двоих.

Пока моя собеседница говорила и осматривалась, я в этом её сравнении с другими различил одну из глубоко спрятанных и многое определяющих в ее жизни проблем в её отношениях с близкими ей мужчинами. Попросил:

- Насторожитесь, пожалуйста! Следующий мой вопрос будет не столь очевиден, адресован именно Вам, и, хоть он и касается здесь многих, пока только Вам! Я здесь не вижу больше никого, кто к нему готов.

Чтобы не перегружать Вас, читатель, сегодня, и мой вопрос и ее ответ – в следующий раз.

ИМ НИЧЕГО НЕ НАДО И ВСЕГО НЕ ХВАТАЕТ! 2019 10 25



Человеку, который не знает, чего хочет, ничего не надо и всего не хватает!
Пока она рассказывала о мерах, которые предпринимает для профилактики мужниного интереса к другим женщинам (она систематически – хочет сама, не хочет – и даже, когда он этому противится, навязывает ему «секс» с собой, «чтоб у него не было сил на других»), я представил себя, мужем этой красивой, говорливой женщины. Представил, что прикасаюсь к ней… И испугался. Она всегда готова! Но не потому, что рада мужу и ей это нужно, а только, чтобы он (муж) не смотрел на других! И не догадывается, что такой холодной предусмотрительностью только толкает его к другим – живым и желающим.
Жутко стало от этого холода ее нелюбви к самой себе. От ее равнодушия к своему (ее) телу, к своим (ее) желаниям и нежеланиям. От того, как она всякий раз себя мужчиной насилует! И его – своим телом без души!
Как же, думал я, жить с женщиной, которая сама себя не любит – не чувствует?! Как до нее дежурной и неживой дотрагиваться, не перестав быть мужчиной.
Невольно вспомнилось первое жуткое значение слова «стерво» – «мертвое мясо, мертвечина»!
Как жить с человеком, которому для себя никогда ничего не надо и всегда всего не хватает!

НЕ СТРАШНО БЫТЬ СЛАБОЙ! 2019 09 16



Я не уверен, что сумею передать то, что услышал от этой наполненной возрастом женщины, от этого заражающе красивого человека. Дело в том, что то, что она говорила, вызывало доверие не словами – слова я попробую пересказать – а простотой, правдой движения, внимательностью взгляда, наполненностью голоса своей (её) жизнью. Я не умею это выразить - убедительна была она сама по себе. Но попробую:
- Я перед мужчиной… я про себя  перед мужчиной - говорила совсем не молодая уже по годам, но по-девчоночьи живая женщина, - я перед мужчиной всегда… на коленях стою. И чувствую себя сильной. Мне нравится, когда он ведет меня в танце. Нравится быть слабой. С мужчиной  не страшно быть слабой… Я думаю, это всегда, сколько себя помню. С самого детства, с маминой любви к папе. Я маме завидовала, и всегда знала, что вырасту и тоже буду любить мужчину… Когда я перед ним на коленях, он большой, сильный… и такой нужный. Я его выбрала. Дала ему силу. Я сильная!.. Какое неравенство?! - возражала кому-то женщина. - Когда он у моих ног, разве он ниже?! «Я у твоих ног. Спасибо не говори!» Мне не нравится эта песня! Эти слова…Спасибо ему! Счастье, что он есть… С ним мне не страшно быть слабой…
Мы обсуждали этот разговор в группе. Другая говорит:
- Я слушала.  «Перед мужчиной на коленях…». Меня напугали эти слова… сначала… Но женщина так просто их говорила, я прямо почувствовала с ней, какая тогда я сильная! И равная по-настоящему. Только тогда чувствуешь, что сама даешь силу. И так защищена, что действительно замужем – за мужем!
Замужем – за мужем! Я слушал женщин и перебирал свою жизнь. Мои успехи, достижения, победы… И снова, как и всегда, сознавал, что все мои силы на все, что мне нужно и дорого, на всё давала мне всегда и дает теперь, делающая меня равным ей, любовь женщины …  и моя любовь к ней!

ТАКОЕ ОБЪЯТЬЕ 2019 07 17



Никак к этому не привыкну! Совершенно незаслуженно женщины (и люди вообще) всю жизнь относятся ко мне как-то тепло и щедро.

Шел марафон. Одна из участниц неожиданно попросила:

- Михаил Львович, можно Вас обнять?!

- Да.

Получив разрешение, молодая женщина искренне меня обнимает. Взрослая прижимается ко мне всем телом. Так прижимается плачущая внучка, уткнувшись в дедушку. Мне (не дедушке, не психотерапевту, а мужчине) от ее долгого доверчивого объятия тепло, я ей рад и, казалось бы, мне должно быть хорошо. Правда, отвечаю я, хоть и открыто, но осторожно, как подобает ласковому «дедушке». Где-то мелькает вопрос: кто в этом объятье берет больше? Кто больше получает: она, попросившая, или я, ей своей открытостью отвечающий?! Почему для меня эта моя радость от ее объятья, как украденная, не моя, как праздник от чего-то несуществующего?..

(Что бы я ни делал в кабинете, что бы со мной здесь ни происходило, психотерапевт во мне ни на минуту не прекращает своей работы. Я участвую, замечаю, анализирую, пытаюсь актуализировать и понять обнажающиеся в любом событии проблемы свои и моих клиентов, способствую возникновению условий для их присвоения и разрешения). То же и сейчас.

Пытаюсь понять, почему мелькнул такой вопрос? Какие проблемы моей клиентки обнаруживают эти наши объятья?! Что не так, и что меня насторожило?

Разбираясь в том, что я чувствовал в этом долгом женском объятье, я понимал, что оно было безусловно доброжелательным и искренним, но… Вот! Ведь обнять меня попросила она. А обнимаясь, будто дарила себя мне. Для себя, разве что, только грелась об меня, как об большого теплого мишку-игрушку -ОБНИМАЛА НЕ МЕНЯ ИЛИ МЕНЯ БЕЗ МЕНЯ (это освобождает от надобности благодарить!).

Попросив, она (явно по всегдашней своей привычке) НЕ БРАЛА, А ДАРИЛА, будто просителем был я и должником стану я.

Если я не буду радоваться ее подарку, она решит, что я ею пренебрег и огорчится. Если обрадуюсь, она либо сочтет это моей слабостью, а  меня – очередной своей, разочаровавшей ее жертвой, либо зачислит меня в должники и будет ждать, по-принципу, «а что ты мне за это дашь?». Не дождавшись, уверится в моей (как и всеобщей) неблагодарности.

Она НЕ ПОЗВОЛЯЕТ СЕБЕ И НЕ УМЕЕТ БРАТЬ, по-настоящему нужное ей, БРАТЬ, сознавая это и благодаря. Поэтому всегда остается разочарованной, всегда в своих ожиданиях обманутой.

Я помнил, что безусловно привлекательная, молодая женщина давно в разводе, живет с ребенком одна.

- Когда, стремясь сохранить свою независимость, хочешь пользоваться человеком без него или властвовать им, сама оказываешься совершенно во власти! Во власти своей игры, во власти того, кто понимает твои мотивы. Но ни для него в этом нет смысла, ни для тебя, - чувствуя, что одинокая женщина еще помнит мое тепло, и не сочтет сообщение укоризной, чуть позже осторожно заметил я ей. Женщина была открыта, и, казалось, почувствовала, к какому ее опыту я адресуюсь, считая, что это ее нежелание нуждаться – одна из причин всех ее обид, потерь в отношениях не только с мужчинами, ее одиночества. – Только откровенная зависимость обеспечивает точность в отношениях и дает свободу, - добавил я, ощущая в этой ее минутной открытости поддержку, готовность слышать и понимать нужное.

ОТКАЗЫВАЯСЬ ОТ СВОЕГО ЯЗЫКА 2019 04 09



«…Если вы будете судить рыбу по её способности взбираться на дерево, она проживёт всю жизнь, считая себя дурой» (Альберт Эйнштейн).
В прошлый раз, разговаривая об отношениях мужа и жены, мы пришли к проблеме самоуважения и его отсутствия. Речь шла о том, что не уважающий себя человек, не уважает другого. Общается вслепую. Надеясь угодить и так заполучить чье-то расположение, и тому создает ненужные неудобства, и себя теряет. Затрудняет и разрушает отношения.
Сегодня о другой супружеской паре.
Они тоже всегда приходили в группу порознь, а теперь пришли вместе. Он – музыкант. Она – самобытная, собранная женщина, но, не доверяя себе, уверена, что «какая-то она неправильная». Он, при ней, тоже ведет себя, будто в чем-то виноват.
Вместе я видел их впервые.
Они, разделенные другими участниками группы, сидели несколько отчужденные поодаль друг от друга, напротив меня, в ряду под окнами. Не молодые уже люди… Я увидел его,… ее… Неожиданно мелькнула догадка, и молниеносно оформилась в ясное ощущение. Я не стал его формулировать… В голову пришли строки из А. Вертинского:
«Ваш любовник скрипач, он больной и горбатый.
Он Вас дико ревнует, не любит и бьет.
Но когда он играет Концерт Сарасате,
Ваше пленное сердце и летит, и поет, и поет…»
Я начал вслух проговаривать эти строки ему (музыканту). Говорил, как помнил их с 19-и лет (Ромка, мой товарищ, был много старше меня, любил Вертинского и мы тогда слушали эти магнитофонные записи в старой холостяцкой квартире Евгения Николаевича Литвинова на Некрасовской):
«…Он альфонс по призванью. Он знает секреты
И умеет из женщины сделать зеро...
Но когда запоют вдруг его флажолеты,
Он божественный принц, он влюбленный Пьеро!

Он Вас грубо сломал, обокрал, обезличил.
Femme de luxe он сумел превратить в femme de chambre.
И давно уж не моден, давно неприличен
Ваш кротовый жакет с легким запахом амбр…»
Я продолжал стихи… А на наших глазах происходило удивительное. Оно заворожило всех, кто этих двоих видел…
«… И когда Вы, страдая от ласк хамоватых,
Тихо плачете где-то в углу, не дыша, - …»
Я теперь смотрел на нее. На них обоих…
«… Он играет для Вас свой Концерт Сарасате,
От которого кровью зальется душа!

Безобразный, ненужный, больной и горбатый,
Ненавидя его, презирая себя,
Вы прощаете все за Концерт Сарасате,
Исступленно, и дико и страстно любя!..»
Теперь, когда пишу, знаю, что некоторые строки А. Вертинского нечаянно переделал на свой лад. Но я читал, как помнил. А удивительным было то, как разительно изменились эти двое. Очень ненадолго. Но и другие, и они сами успели это их изменение заметить.
Музыкант, услышав знакомые строки, казалось, почувствовал себя тем самым вдохновенным скрипачом, и, сбросив виноватый вид, преобразился в молодого волнующего мужчину, неотразимого для своей женщины. Таким интересным и убедительным я его не видел никогда.
Женщина ожила, куда делось её стесненное «какая-то не такая», четче, взволнованнее обнажились её границы, убедительнее стало ощущение, похожей на отчужденность, её неповторимой ни на кого непохожести. Вслед за мужем тоже помолодевшая жена, напрягшись всем телом, незаметно для себя и от этого совсем неприкрыто, тянулась к мужу и глядела на своего, вдруг преобразившегося музыканта восхищенным, влюбленным взглядом девчонки, своим порывом возвращая ему его мужскую уверенность еще больше и вполне.
До этого разобщенные не столько теми, кто между ними сидел, сколько какой-то претензией друг к другу, смутной обидой, они в этот момент, как дуэтом играющие, чувствовали друг друга, понимали и были вместе – близкие, необходимые друг другу мужчина и женщина, вечно родные люди.
- Большинство окружающих вас людей, - оставив стихи и тронутый тем, чему стал свидетель, заговорил я с мужем-музыкантом, - большинство окружающих вас людей визуалы или кинестетики. Мы или видим мир, или, как звери, ощущаем его и друг друга телом. Естественно, что и разговариваем между собой и понимаем мы на языке зрительного анализатора и кинестетического (с помощью движений и на языке разных телесных ощущений: обоняния, осязания и других). Говорящих, выражающих себя и понимающих себя и друг друга на этих языках до 90%. Тех, кто слушает мир и ориентируется в нем так, как вы – аудиалов(тех, кто воспринимает мир, выражает, и понимает себя и других на языке слухового анализатора – слушая и слыша) их всего 10-20%. Вы же заметили, как изменились Вы, как изменилась Ваша жена, когда я стихами Вертинского легализовал для вас естественный для вас (и только чуть приоткрытый для меня) ваш мир, и позвал вас переместиться в него! Вы же видели и чувствовали с какой готовностью слышать Вас-музыканта потянулась к Вам Ваша женщина. Мне показалось, что она самая внимательная и самая понимающая Вас Ваша слушательница. Что в мире звуков вы вместе, как нигде. Когда вы строите ваши отношения на этом языке у вас нет проблем. Вы понимаете друг друга. Может быть, эта общность языка вас и сблизила! Но, когда из неуважения к себе вы оба, не признавая себя, стесняетесь своей особости и порываетесь «быть как все», вы, отказываясь от своего языка, не только лишаетесь понятной вам реальности и приводите в замешательство, стесняете себя. Воспринимая себя и друг друга «неправильными», вы из такой «скромности», и себя предаете, и, лишая друг друга поддержки, по живому рвете необходимые вам обоим отношения.
Становилось ясно, что проблема каждого из них и обоих этих людей, которым посчастливилось  встретить друг друга, так похоже воспринимающих мир, в том, что они стеснялись и не решались говорить с самими собой, друг с другом и с миром на своем языке. Пытались общаться на чужих, не выражающих их языках! К сожалению, проблема самоуважения, доверия к своей самобытности – не только их проблема и вовсе не одних  «аудиалов»!