Category: семья

Category was added automatically. Read all entries about "семья".

Растянутое самоубийство!

В мире, который молится иным богам, кроме человека,
отрицающем человека такого, каков он есть
со всеми его природными и "общественными" свойствами теперь,
ДЕМОНСТРАТИВНОСТЬ - единственное средство выжить
и верный способ... самоубийства,
растянутого на целую жизнь отдельного человека
и... Рода Человеческого.
 
М.Л.Покрасс
                     Из кн. "Залог возможности существования" 
 

НЕ СТРАШНО БЫТЬ СЛАБОЙ! 2019 09 16



Я не уверен, что сумею передать то, что услышал от этой наполненной возрастом женщины, от этого заражающе красивого человека. Дело в том, что то, что она говорила, вызывало доверие не словами – слова я попробую пересказать – а простотой, правдой движения, внимательностью взгляда, наполненностью голоса своей (её) жизнью. Я не умею это выразить - убедительна была она сама по себе. Но попробую:
- Я перед мужчиной… я про себя  перед мужчиной - говорила совсем не молодая уже по годам, но по-девчоночьи живая женщина, - я перед мужчиной всегда… на коленях стою. И чувствую себя сильной. Мне нравится, когда он ведет меня в танце. Нравится быть слабой. С мужчиной  не страшно быть слабой… Я думаю, это всегда, сколько себя помню. С самого детства, с маминой любви к папе. Я маме завидовала, и всегда знала, что вырасту и тоже буду любить мужчину… Когда я перед ним на коленях, он большой, сильный… и такой нужный. Я его выбрала. Дала ему силу. Я сильная!.. Какое неравенство?! - возражала кому-то женщина. - Когда он у моих ног, разве он ниже?! «Я у твоих ног. Спасибо не говори!» Мне не нравится эта песня! Эти слова…Спасибо ему! Счастье, что он есть… С ним мне не страшно быть слабой…
Мы обсуждали этот разговор в группе. Другая говорит:
- Я слушала.  «Перед мужчиной на коленях…». Меня напугали эти слова… сначала… Но женщина так просто их говорила, я прямо почувствовала с ней, какая тогда я сильная! И равная по-настоящему. Только тогда чувствуешь, что сама даешь силу. И так защищена, что действительно замужем – за мужем!
Замужем – за мужем! Я слушал женщин и перебирал свою жизнь. Мои успехи, достижения, победы… И снова, как и всегда, сознавал, что все мои силы на все, что мне нужно и дорого, на всё давала мне всегда и дает теперь, делающая меня равным ей, любовь женщины …  и моя любовь к ней!

ЖЕНА О КРАСАВИЦАХ 2019 09 02


Не знаю почему, Тома вспомнила давнюю мою пациентку, замечательно красивую женщину. Тогда, о ней и специально для нее, я написал записку: «Одиночество невидимки», вошедшую в одну из моих первых книжек.
Жена заговорила о том, что, вопреки удивительной артистичности этой, одаренной множеством талантов преподавательницы музыки, личная ее жизнь не сложилась. Так и стареет одна.
Тома удивлялась, рассказывая о «некрасивых» женщинах, у которых «семьи – интересные мужья!»… и называла одно за другим известные имена замечательных актрис, у которых не заладились отношения не только с мужчинами, но нередко и с сыновьями, которых те растили без отцов.
- Одни – некрасивые, любимы и счастливы, другие красавицы – сходятся, расходятся, остаются одни! Почему им так не везет?!
Я едва сдержался, чтобы не вспылить. Родная женщина, рядом со мной скоро полвека, и задает вопрос, ответ на который мне кажется совершенно очевидным! Сердило, что женщин, которым нет нужды рисоваться, которые наполнены собой, чувствуют себя женщинами, знают, чего хотят, что красивых без красивости женщин, которые ей так близки и нравятся, она называет «некрасивыми». Ведь она знает, что это не так! Ведь эти женщины любят, любимы и на любовь отзываются любовью. Их нельзя не любить, они – сама жизнь! Я не верю, что жена может не понимать того, что те, кого она называет красавицами, просто свою красоту и таланты отделили от себя и ждут за них награды, как платы за дорогой товар. Сами никого… я прерывался… И рассказал жене о двух новых красавицах в марафоне.
Расскажу о них в следующий раз и вам.

КТО ВЛАСТВУЕТ? 2019 04 18



В кабинете супружеская пара. Спрашиваю ее:
- Кто в вашей семье лидер?
- Я, - отвечает.
Спрашиваю:
- Что он делает лучше Вас?
- Зачем такой вопрос? – возмущенно одергивает она меня.
«Не заметив» ее тона, спрашиваю дальше:
- А кто властвует в вашей семье?
- Я, - уверенно отвечает женщина.
- А кому от этого лучше? - задаю ей как лидеру последний вопрос и повторяю первый и третий вопросы мужу.
После того, как он уступчиво повторяет ответы жены: она, де, лидер и власть принадлежит ей, осведомился:
- А кто из вас умнее?
И, хотя ответ на этот мой вопрос был очевиден: она красива, а умен он, мужчина  замялся и:.
- Ну… как сказать?.. – скромничая, отказался от прямого ответа.
Похоже он и в самом деле не знал, не разрешал себе знать ответ.
Но ведь, если ты в сколь-нибудь значимых отношениях не отдаешь себе отчета в талантах и слабостях, в возможностях и ограниченности своих и другого, то оба вы оказываетесь в весьма опасной ситуации. Ни тот, ни другой не в состоянии ни определить свое место в отношениях, ни реализовать свои преимущества, ни поддержать другого, ни подстраховать друг друга там, где партнер может оступиться. Лидер, не знающий свойств ведомого, самозванец. Скромничающий муж, избавив себя от ответственности за  женщину рискует, как тот старик, оставить ее «у разбитого корыта».
Отличие лидера от имитатора лидерства определяется различием их мотивов. Я говорил и писал об этом много раз, но повторюсь.
Лидером движет заинтересованность в нужном ему и его сотрудникам результате деятельности, максимально удобная атмосфера в их отношениях, наиболее эффективный путь к искомому результату.
Имитатора интересует самоодобрение, он стремится показать себя (часто во-первых самому себе).
Поэтому:
- лидер отвечает за результат отношений и сотрудничества, имитатор – за намерения;
- лидер организует эффективное сотрудничество, поддерживает инициативу всех (часто незаметен), имитатор, демонстрируя свою власть, активность, нередко все за всех сам («я и лошадь, я и бык» – для него усталость, своя и чужая, а не результативность, доказательство добросовестности);
- лидер выявляет таланты ведомых (ему нужны эффективные сотрудники). Имитатор, самоутверждаясь, доказывает себе и всем бездарность сотрудников и демонстрирует свои таланты.
Лидер непременно знает таланты и слабости тех, кем руководит.
Нередко более осторожный из супругов, вместо того, чтобы взять на себя ответственность, из «деликатности» передоверяется более беспечному и активничающему! Подводит и себя, и его!

«СКОТОМА»? ЗАЧЕМ?

https://youtu.be/JgNvstFSeNk
Продолжаю разговор о всегда хорошо владеющем собой участнике группы, муже и отце, который необычно резким для него образом среагировал на критику поведения с детьми, занятых родителей.  

Создавалось впечатление, что мы наткнулись на так называемую «психологическую скотому» – область  переживаний и отношений, которую всегда рассудительный и ко всему, что до него касается, внимательный человек своим вниманием почему-то обходит – «не видит».

(Такая «скотома» – признак того, что приближение к избегаемой теме рождает у человека предчувствие, что ничего хорошего это приближение ему не сулит, но грозит болью, к которой он не готов. Предчувствие угрозы – следствие того, что человек когда-то уже прикасался к этой теме и прикосновение это, причинив ему сильную боль, ничего хорошего, нужного ему, не дало).

И ребенка и жену и себя талантливый человек любит. В здоровье и счастливом будущем детей заинтересован безусловно. Мы остановились на вопросе: почему он так активно избегает сомнений в нужности ребенку их с женой интереса к его успехам и талантам раньше, чем к менее заметным проявлениям его  вкуса, его норова? Почему не допускает сомнений в верности своего и жены поведения с маленьким человеком?

Больше пятидесяти лет занятый человеческими страданиями и выявлением приводящих к ним ошибок поведения (зависящих от человека причин его страданий), я давно понимаю, что в любом, и самом безнадежном поведении, в любом человеческом заблуждении есть какой-то полезный для этого человека смысл. Ведь и сама «болезнь – это форма приспособления» (Ф. Энгельс) человека к его условиям (чаще даже не физическим, но моральным)! Поэтому вопросы: «Чем человеку выгодна болезнь? Чем нужно то, что его мучит? Ради чего он держится того, что есть, когда это ему в тягость?», эти вопросы, вместе с вопросом: «Чем человеку ГРОЗИТ выздоровление? Чем (какими потерями) любое, пусть объективно даже самое полезное, изменение  поведения ему ГРОЗИТ??» - эти вопросы я ощущаю необходимыми и требующими непременного решения до начала всяких активных моих действий психотерапевта. «Что человек потеряет, утратив то, что его теперь мучит?» - привычно опережает для меня вопрос: «Что он приобретет?», да и все другие вопросы, кроме диагностических (к которым, собственно, относятся и вопросы перечисленные).

Вот и теперь спросил себя: «Что, необходимое ему, мужчина с таким беспокойством бережет (иными словами, что мне надо вместе с ним защитить, чему ни в коем случае не помешать)? Что он в всякий раз, когда речь в кабинете заходит о семье и детях (я об этом уже вспоминал), что он так настороженно охраняет?».

- Чем, - спросил я себя, - чем этому отцу и мужу, его семье грозит актуализация тех вопросов, которые мы сейчас здесь обсуждаем?  Какими новыми сложностями? Может быть конфликтами?

Ведь отношения двух людей, а тем более всех членов семьи, строятся на взаимной заинтересованности, рождающей множество сознательных и интуитивных уступок друг другу – множество компромиссов. Поминутно «притираясь» друг к другу, члены семьи находит приемлемую для них в каждый данный момент динамичную стабильность, которая, к слову, совсем не обязательно «правильная» и не обязательно организуется сообразно с тем будущим, которого хотел бы кто-то из семьи. И ведь, в самом деле, сомнение в любой из стратегий семьи грозит разворошить множество до того спящих проблем. Может быть «психологическая скотома», действительно оберегая от такого вмешательства в установившийся процесс, бережет эту стабильность – спокойствие и мир в доме?!

Но тогда моя задача психотерапевта: помочь сделать это оберегание сознательным, произвольно управляемым и более эффективным, не встревоживать главу семейства, а, напротив, способствовать тому, чтобы он нашел такие условия, подготовил такую ситуацию, когда никакое открытие, никакое осознание им любой семейной проблемы НИЧЕМ БЫ ЕГО СЕМЬЕ НЕ ГРОЗИЛО!

Оказывается, такие условия очень просты.

Чтобы критическое сообщение ничем не грозило, надо во-первых, чтобы обнаружение и признание любой ошибки (своей или чужой) не вело к осуждению ни себя, ни их.

Надо – и это, пожалуй, самое важное, чтобы между пониманием и действием было достаточное расстояние во времени и в пространстве. Чтобы обнаружение ошибки не требовало срочного изменения поведения.  Чтобы изменение,  если оно и происходило, случалось не по волевому решению, но естественно, когда участники до него дожили, когда оно им необходимо, желательно, осуществимо без насилия над собой, то есть, когда они к выбранному изменению морально и физически готовы. Не раньше!

Мы перестаем бояться любой правды, если она нас не обязывает к насилию над собой, не грозит тому, что нам дорого, если выбор дальнейшего мы оставляем за собой, если никакое открытие не принуждает нас  ни к какому срочному действию, если осознание любой проблемы не грозит нам отказом ни от чего привычного, устоявшегося.

Надо, чтобы мужчина разрешил себе и пообещал, что, что бы он ни понял, он не станет этого сообщать никому, даже жене. Разрешит себе и пообещает, никак не менять своего поведения, не будет ни ждать, ни требовать изменить поведение других. Не станет никому своим открытием докучать. Будет лишь замечать, как и что он и другие делают неверно.

Изменения наступают сами, когда в этом созревает надобность (в нашем случае, когда сам мужчина и члены его семьи будут к этому готовы).

Заботясь об отношениях в семье всем (и ее участникам, и психотерапевту, и психологу) надо помнить, что сомнение в любой из стратегий семьи, в самом деле, грозит разворошить множество до того спящих проблем. И нужно оно только, когда без этого не обойтись.

ХОТИТЕ СТАТЬ ПОПАДЬЁЙ?

https://youtu.be/Egb2oXhKnNA
В кабинет приходит красивая, как Кармен, и такая же порывистая (я видел ее в танце), но часто растерянная, будто потерявшаяся в старании чему-то соответствовать, девушка. Она давно, с начала учебы в институте и теперь, работая уже, живет, очень далеко от родительского дома, здесь, в другом городе. Существенно, что она – дочь священника, ведущая достойную, но обычную жизнь нерелигиозного человека, и, судя по поведению, скорее всего агностик. Она любит родителей и глубоко уважает отца, который, в свою очередь, ничего не навязывает дочерям, видимо уверенный, что человек до всего должен дожить сам. Дочь хочет быть достойной отца, не хочет его огорчать, и, может быть, поэтому, смущена, втайне ощущая себя виноватой, что живет «неправильно».
Своим искренним поиском девушка вызывает уважение и мне очень симпатична. Тем грустнее было то, что я не знал, как сделать, чтобы девушка стряхнула свою оторопь. Вспомнил, что у нее сейчас складываются значимые отношения с таким же искренним, как она, молодым  человеком, и неожиданно для самого себя спросил:
- Не хотите ли Вы стать?… Не хотите ли Вы стать… попадьей?!
Результат был неожидан и удивителен! Девушка моментально изменилась! До этого будто бы потерявшая себя и пустая, она сразу подтянулась, будто наполнилась какими-то очень важными смыслами. Будто ее стало касаться все, что происходит вокруг. И будто она теперь за все это отвечает. И за своего мужчину отвечает, будто она ему теперь не только жена, но и мама, будто он маленький, а она большая… Казалась, примеряя на себя предложенную роль, она даже ростом стала больше. Уверенная, решительная и в своей стремительности ясная, похожая, наконец, на саму себя, какой я ее чувствую и знаю, она своей переменой захватила всех!
Я вспомнил «Кандиду» у Бернарда Шоу. Жену любимого паствой, неотразимого в своей увлеченности и обаянии пастора, которая, пока он осчастливливал прихожан своими захватывающими проповедями, с заднего крыльца расплачивалась с его кредиторами или уговаривала их повременить. Читая, вы чувствовали, что вся его победительность держится ее выбором и ее любовью. Пасторша любила мужа, вместе с ним любила его бога и вместе служила ему. Вспомнил жену военного, которая, выйдя замуж за курсанта, прошла с ним всеми дорогами, так что теперь она мать двоих взрослых дочек и выглядящая на 20 лет моложе себя распорядительная генеральша. Своим выбором, своим отношением к мужу и к его делу, она дала ему силы стать генералом.
А еще я вспомнил апоплексию Пущина, женитьбу Обломова и, наконец, чеховскую «Душечку», которой ничего не надо, которая, ничего не хотя и не выбирая, «самоотверженно» (читай: угодливо, отвергать-то ей было нечего) принимала облики тех мужчин, с кем оказывалась рядом, так что согласившиеся на такой покой ее мужья (идти-то с ней некуда!), утопая в таком елее, никому не нужные мёрли, как мухи в меду.
Пораженный тем, как наглядно изменилась, только представив себя попадьей, дочь священника, я думал о том, как много в судьбе мужчины зависит от женщины, от того каких женщин мы выбираем. С той, которая ничего не хочет, тускнеют, теряются и наши смыслы (в пустоте опустошаешься, гибнешь). Любящая женщина полнит силами, с ней мужчина из мальчика становится человеком.
Наша героиня представила себя попадьей, которая любит бога своего мужчины, дает силы и управляет его служением, как ее мама.
Сегодня 13 апреля. В этот день 43 года назад я впервые встретил свою жену!

ПОЧЕМУ В РАБСТВО?

https://youtu.be/ypx7a5Ut2So
Мне было 6 лет. Забравшись по ступенькам в трамвай, я наступил на ногу женщине.
- Если любишь, скажи прямо! На ноги не наступай!
Я тогда не знал, что взрослая женщина пошутила, и так испугался, что мне придется теперь жениться, что даже не посмотрел, на ком. У меня не было своего такого желания. Я и не выбирал. Не знаю, может быть женщина могла бы мне и понравится!?
А вспомнил я про это потому, что уж в который раз слышу от молодых женщин, что они говорят о возможном браке, как об угрозе потерять свободу. Вот и в этот раз то же:
- Когда думаю о замужестве, всегда боюсь несвободы. Замужем будет ничего нельзя. Прямо рабство какое-то!
- А теперь?
- Теперь – все можно.
- И как вы этим «можно» пользуетесь?
- Куда хочу, туда иду. С кем хочу, с тем и встречаюсь.
- И часто встречаетесь?
- Да нет. У меня дочь, - женщина давно разведена. - Работа, дом. Дом, работа. Но в принципе то свободна. Моя жизнь – мне принадлежит.
- Правильно я понял, что для вас брак это – ответ на мужскую просьбу, а не ваш выбор.
- Ну, я же выбираю, на чью просьбу отвечать… Но вы правы! «Женская доля такая – вечно стараться понравиться».
Получается, что это продолжение предыдущего разговора о том, кем в отношениях с другим человеком ты себя в своем собственном представлении позиционируешь. Самостоятельно выбирающим, инициативным участником, или наградой, подарком, жертвой, вещью для чужого пользования?!
Когда ты сама ждала, искала, нашла, выбрала и взяла, сама выходишь замуж, за кого хотела, ты помнишь, что делала и делаешь, чего хочешь! «Любишь кататься, люби и саночки возить!», «за всякое удовольствие надо платить!» – за свое и нужное мы привыкли расплачиваться и трудом, и трудностями, не сетуя, не чувствуем в этом ни стеснения свободы, ни тем более, рабства – «своя ноша не тянет»!
Когда же «цветы в грязь! сирень возами!», за тобой так ярко ухаживают, иногда у тебя может создаться иллюзия, что не он тебе нужен, а ты ему, в самом деле, подарок и награда, что это не ты хотела, а тебя обольстили, купили. Тогда, забыв, кого  хотела, забыв себя, и в самом деле как в золотую клетку, попадаешь в кабалу, в рабство. Пугаешься, как я в 6 лет. Обрекаешь себя на вечную обиду, что тебя, такую замечательную, недооценили, недоплатили, перегрузили, и ничего взамен! Быть подарком – значит не быть! Тот кто никогда не выбирал, даже выбрав, мнит себя жертвой и утомлен в жизни всем, как не своей ношей.

ВОПРОС ЧТО ДЕЛАТЬ?

https://youtu.be/xWKYw9Y-HEE
«На войне, как в любви, нет правил!». Мы постоянно задаем вопрос: «что делать?».
Мне же все чаще кажется, что вопрос этот обычно, с одной стороны, просто отвлекающий нас от понимания сути не решенной проблемы, с другой, и это кажется мне особенно важным, – обнаруживает недоверие к самим себе. Будто мы убеждены, что у нас нет интеллектуальных ресурсов для того, чтобы в известных обстоятельствах решать задачу «со всеми известными».
Доверяя себе, мы бы не могли не догадаться, что, если нам сколь-нибудь долго не удается решить вопрос (не находим, что делать), то мы, либо решаем не тот вопрос, либо не вникаем в условия задачи.
Попробую привести примеры.
Старик из «Сказки о рыбаке и рыбке» бесконечно надоедает морской владычице своими просьбами и приглашает нас вместе с ним, таким угодливым, возмутиться строптивостью и ненасытностью старухи, а потом оставляет ее у разбитого корыта, не потому, что глуп или плоха старуха, но потому, что, не уважая жену и равнодушно угождая ей, поленился выяснить, чего жене надо в действительности!
Раз за разом, как и многие из нас, отделывается от женщины подачками второстепенного, того, что она знает попросить (угодливостью, вещами, богатством, властью), не задавшись, как и она сама, вопросом, а чего необходимого и главного ей в действительности не хватает.
Ошибочно веря, что люди (и мы сами в том числе) знают себя и просят действительно нужного, мы не даем себе труда, посмотреть со стороны (а со стороны про близких нам часто виднее!), в чем их нужда, чего они не догадываются попросить (часто друзьям и любящим дано это про нас знать).
Ведь «старуха» ни разу не попросила ни сил, ни здоровья, ни теплоты близких отношений, ни дружбы, ни любви – ничего из тех смыслов, которые создают будущее, дают силы жить, и могли бы утолить ее голод. Ведь она потому и ненасытна, что просит ненужного, точнее, нужного после того, когда необходимое, главное есть: есть отношения, есть семья, есть близкий человек – муж, есть своя любимая жизнь, есть друзья.
Вместо того, чтобы самостоятельно знакомиться с женщиной и решать вопрос, что ей надо, «старик» решает вопрос, «что делать?», бегает к рыбке, и оставляет «старуху» неутоленной, брошенной девочкой.
Если перевернуть ситуацию и посмотреть на нее со стороны «старухи» (женщины), то та тоже, решая вопрос «что делать» и гоняя мужа туда-сюда, оставляет проблему неразрешимой. Потому, что предоставляет ее мужу, надеется на его заботу, даже не догадавшись, что он никак не может о ней позаботиться. Ведь женщина давно уверилась и убедила всех, что она «такой же человек» (они обучались в одной школе, по одной программе) и хорошо знает, чего хочет. Если бы муж и догадался, что это не так, и открыто (не исподволь) предложил жене, что-то другое, ей действительно нужное, она бы от такого «самоуправства» отказалась, обиделась, что с ней не считаются и ее волю не уважают («я же не ребенок, что ты за меня решаешь, что мне надо?!»). Так, что ее мужу остается только – не решающее ее (и их) проблем, бесполезное угождение капризам жены!
Другой пример, о том, что мы не знаем, «что делать?», потому, что не вникли в условия задачи. Я люблю рассказывать этот анекдот на свадьбах.
Василий Иванович с Петькой ближе к ночи пришли в деревню. Их разместили на ночлег в доме, где был только один диван. Василий Иванович бухнулся на него. Петька заснул на полу. Но Петька был трезвее. Ночью он проснулся, столкнул Василия Ивановича с дивана, тот только всхрапнул. Петька лег досыпать. Утром совсем проснулся. Смотрит  Василий Иванович по полу ползает. Смотрел, смотрел, спрашивает:
- Василий Иванович, ты чего?!
- И не говори, Петька! Никак с дивана не слезу!
Мы очень часто не можем решить вопрос потому, что «легли на диване, а проснулись на полу»,  не догадываемся, что на следующий день после свадьбы оказались совсем не в тех отношениях и не с тем человеком, с которым шли в ЗАГС. Ставим вопрос, «что делать?»  потому, что не уяснили, «где находимся?»!
 «На войне, как в любви, нет правил!». Мы постоянно пытаемся решить проблемы, как прежде, а пребываем там, где уже все – не то!
В случаях же, когда вопрос «что делать?» необходим и правомочен, это обычно очень узкий конкретный вопрос, с помощью которого легко решаются ясные задачи в абсолютно ясных условиях. Тогда и сам вопрос не является проблемой. И особого обсуждения здесь он не требует. Нет в нем загадки!

ПОСЛЕ ИХ ЗВОНКА

https://youtu.be/lVg7oMgDL8g.
Звонок родственников взрослой женщины, которые просили ее «загипнотизировать, повлиять», чтобы она отказалась от «секты», в которую ушла «от мужа, ото всех», случился во время работы группы. Его слышали все участники. Слышали и мою раздраженную реплику, когда я уже положил трубку.
Я с досадой посетовал, что ничем невозможно помочь, когда люди не спрашивают, что зависит от них. Не вникают в мотивы родственницы. Мнят ее чуть ли не сумасшедшей, а тех, к кому она от них «ушла» – сектантами. Лишь бы не засомневаться по поводу себя, не встревожиться самим!
Звонок встревожил одну из участниц группы:
- Вы разговаривали по телефону, а я подумала, что, может быть, мой сон не зря. Я расскажу. Снилось, что «муж увидел у меня на белой салфетке пятно. Страшно рассердился, взорвался, выговаривал мне. Я примолкла, затаилась, как спряталась. Не отвечала. Он успокоился, замолчал. А я успокоилась, что он успокоился. Обрадовалась, что пронесло. Вроде ничего и не случилось». Меня очень взбудоражил этот звонок. Может быть и я, как ее муж!...
- Со мной не муж разговаривал, а родственники…
- Ну, мне представилось, что муж. А я, наоборот – жена. Может и я веду себя, как ее муж. Ведь женщина не вдруг ушла, в секте оказалась. Наверно до того пыталась как-то обозначиться. Вот и у меня муж, что-то же он свое говорил. Я, испугалась, пережидала, не слушала. «Ну, пятно. Пустяк, чего бурю-то поднимать?!».  Так и в жизни! А он ведь тоже что-то свое, что я не слушаю, копит. Ведь дело не в этом пятне, а какие-то другие «пятна», наверно, ему между нами, в самом деле, не нравятся? А я хочу, чтобы было тихо. Не во сне – в жизни: успокоился и ладно! Если успокоился, ухожу от темы, не вникаю. Да и, о чем он, не помню. Мне не важно. Вы, я чувствовала, сердились. Я первый раз подумала, что у мужчины тоже какая-то другая, непонятная мне жизнь. Ему, наверно, важно не то, что мне? Может быть, и я толкаю его куда-то от себя? Не в секту, конечно, так еще к кому-то? Вон сколько мужчин не уходят, а просто пьют!
Ее муж не пьет. Да и вообще, так храбро сомневаются в том, как живут, обычно только женщины, у которых, при всем том, все хорошо. У рассказывавшей сон крепкая семья, четверо детей. Она заботлива не «от головы», а интуитивно. Муж с ней не потому, что ценит ее, не за ее достоинства, а потому, что любит.
Но ее догадка, что «тихо, вовсе не значит – все хорошо», что в значимых для нас отношениях, успокаиваться нельзя никогда, что  растревоженность в браке помогает длить знакомство друг с другом всю жизнь, мне кажется счастливой и верной. К тому же, напомню еще и такой факт. В отличие от семей, где «все тихо», в бурливых семьях и взрослые и дети здоровее, и отношения крепче.

НЕЧАЯННАЯ ЖЕРТВА

В группе понуро сидит большой, грустный, солидный мужчина с тоскливым видом виноватого, что кого-то подвел – с чем-то не справился.  А я знаю его обстоятельства.
Его жена – романтичная взрослая девочка, все знающая и, как первоклассница, назначенная старостой, все за всех решающая, спешащая всем помочь, всех спасти. Так, что создается впечатление, что своей жизни она никогда не замечала и не знала, вот и лепится к чужой. Подменив реальность замечательными идеальными проектами, она добросовестно спешит воплотить их сама и без тени сомнения навязывает другим. С самостоятельными людьми она чувствует себя ненужной. С такими общается только издали, о встрече с такими мечтает. Куда девались настоящие мужчины?! А так как уверенной ощущает она себя только, когда рядом кто-то беспомощен или хотя бы слаб, то, чтобы не остаться одной, она вынуждена любого, оставшегося с ней, превратить в слабака хотя бы в своем представлении. По той же причине она невольно окружает себя только, теми, кто нуждается в спасении или кого она может такими представить. Этих она, коря их за беспомощность, спасает и сетует, что они «на ней виснут», «все силы вымотали»! В таком подвижничестве черпает силы, в нем видит свой крест, свою заслугу и доблесть (я не оговорился, взяв это мужское слово). Того, что принявшие ее помощь спасаемые от ее поддержки становятся еще слабее и хиреют, она в суете своего подвига не замечает. На пределе от бесполезных трат уже и она.
То же женщина проделала и со своей семейной жизнью. Выйдя замуж, она и здесь, решительно взявшись лидировать, искренне воплощает свой идеал. Мужчина же, по-мальчишечьи влюбленный в жену, уважал ее как товарища (то есть такого же, как он, парнишку) и был всегда занят делом.
Человеку, в деле ответственному и уверенному, что, если кто за что берется, значит знает и может, ему, меряющему  по себе, и в голову не могло прийти усомниться в ее решительности или заподозрить в беспечной девчоночьей безответственности. Он ничем, кроме романтических вымыслов не обеспеченной активности всезнающей жены как мальчишка и передоверился: «раз берется командовать, значит она знает!».
Иными словами, девочка играла в дочки-матери, а муж взял роль сыночка. Оба играли супружеские роли по выдуманному сценарию.
Но, выбрав предложенную роль, мужчина по факту отказался от главных забот мужа: ответственно выбирать, принимать решения и защищать любимую женщину (и от ее ошибок в том числе, если не во-первых!). По доброте избегая конфликта, муж предоставил жену ее «правильным» заблуждениям.
Так происходило в поле видимых отношений. Но на невидимом, несознаваемом и лишь смутно ощущаемом интуитивном уровне эмоций происходили вещи не менее трагические. Передоверив эмоциональные отношения жене, привыкший быть действительным лидером мужчина отказался от себя. Интуитивно и неосознанно поддерживая уверенность, ощущение значительности у жены, он парализовал свою инициативу, и потерял уверенность собственную,  лишился смыслов и сил. Потеряв себя, впал в почти депрессивное состояние. Стал растерянным, беспомощным. Так, что теперь жене уже надоело «его встряхивать  и подбадривать». Лишившись всегдашней само собой разумеющейся и не замечаемой опоры в нем, она «от всего этого устала!» – «устала его спасать»!
Люди гораздо добрее и альтруистичнее, чем о себе думают.
Есть такие интуитивные пристройки. С втайне неуверенным в себе «слабым» человеком, который чувствует себе нужным только, когда кого-то спасает, сильные и уверенные в себе люди, если они этого конфликта не сознают, часто не зная того, ведут себя, интуитивно поддерживая слабого тем, что позволяют ему поддерживать себя, даже подавлять – отдаются под его власть. И, если они не сознают своей манипуляции, если она невольна, то так поддерживающие неувереного в себе близкого теряются сами, чувствуют себя беспомощными, да еще и виноватыми в непривычной для себя слабости.
В таком неосознанном «самопожертвовании» женщин, вышедших замуж за гиперсоциальных самоутверждающихся мужчин одна из причин так называемой «болезни госпожи министерши», ее  алкоголизма, пристрастия к наркотикам. В этом частая причина безынициативности и даже потери всяких интересов, вплоть до интереса к жизни у детей так самоутверждающихся мам, причина мужского алкоголизма в таких семьях. Спасающая мужа от пьянства жена чуть ли ни флаг эпохи. Отказываться от своей инициативы можно только инициативно! Сознательно, рассчитывая в таком самопожертвовании свои силы и сроки!
В этой семье устали все. А я пока не знал, как донести до этого большого и сильного мужчины, что не надо превращать хорошее вино в уксус, нельзя сильному отказываться от своей силы. Не знал как показать, этому большому главе семьи, что и его и ее спасение в том, чтобы, рискнув сломать дурной сценарий, всю ношу ответственности и за себя и за любимую заигравшуюся в красивую игру взрослую девочку-жену он взял на себя! Что в этом его риске взять инициативу в свои руки спасение и для их ребенка!