Category: спорт

Растянутое самоубийство!

В мире, который молится иным богам, кроме человека,
отрицающем человека такого, каков он есть
со всеми его природными и "общественными" свойствами теперь,
ДЕМОНСТРАТИВНОСТЬ - единственное средство выжить
и верный способ... самоубийства,
растянутого на целую жизнь отдельного человека
и... Рода Человеческого.
 
М.Л.Покрасс
                     Из кн. "Залог возможности существования" 
 

2019 12 20 КАК ЕГО СТРАХ ПРОШЕЛ



Молодой мужчина заговорил о причине своего нынешнего прихода в марафон.
- Я хочу сверить свое понимание случившегося с другими в группе, - обратился он ко мне. -  Я был …
- Ну вот и соберите тех, с кем хотите «сверяться»! – перебил я.
Мужчина собрал «свой марафон» – круг из 5 человек.
В кругу рассказал, как во время дневки в горах на высоте 6000 метров брел один вдоль берега горного озера, и вдруг показался себе таким маленьким и брошенным среди всего этого холодного простора воды, гор и бескрайнего неба, что стало не по себе. Почувствовал, что он «в этом мире совсем один» и «никто не поможет», его «проблем не решит».  Стало страшно, «как будто вдруг из детства выкинули»…. Страх не прошёл и теперь.
Я вспомнил, что мужчина этот, сколько я его видел, ко всем пристраивался, как дитя: к женщине, к руководителю, даже здесь в группе ко всем, с кем не тусовался, как подросток с подростком. В глаза бросилось и то, что и в собранном им кругу он ведет себя не, как равный с равными, а либо показывает себя готовым слушать рекомендации «старших товарищей» учеником, либо вовсе игнорирует присутствие тех, с кем собирался «сверяться», то есть и здесь в им собранном кругу оказывается один. Ни с кем и без никого. Но, по-детски ожидая ответа на свои вопросы от других, сам тоже не занят собой – остаётся и без себя. Получалось, что молодой человек невольно смоделировал здесь то, что приключилось с ним в горах.
Я представил, как эгоцентричный молодой человек, ехал в группе туристов в альплагерь. Как в группе шёл в горы. Как он, всегда внутренне держащийся на отшибе от всех, никем не занятый, потерялся в празднике туристской тусовки (для него внешнем, тепла, которого он разделить не умел). Как, не заметив того, потерял привычное, для себя защитительное ощущение одинокости, оставшись без себя один с озером, неожиданно оказался наедине с правдой.
Вот и здесь. Ему сочувствовали, в нем участвовали, ему задавали нужные ему вопросы, с ним делились подобным опытом… Все пролетало мимо него, оставаясь пустыми словами. Он был ни с кем. И его у него тоже не было. Изображая внимание, не занятый собой, мужчина гнал страх, не вникая в него, не понимая, что его страх был страхом его отсутствия! Необходимым сообщением  об отсутствии того единственного, кто мог бы о нем позаботиться – об отсутствии его самого!
Я спросил у участников группы, кем он занят, в ком участвует? Руки не поднял никто.
Попросил этого очень неглупого и хорошо осведомленного человека обратить внимание, на то, что он, никем здесь не занятый, оказался без собеседников, что, не вникая в страх и борясь с ним, он его только усиливает. Удалось!… Молодой человек наконец заметил, что не зная, не замечая  своего отношения ни к кому, он и себя не замечает.
- Попробуйте отследить свое сиюминутное отношение отдельно к кому-нибудь из Вашего круга. Пусть это будет хоть безразличие, небрежение – что угодно, не важно! Пусть это даже будет ощущение, что рядом никого! Но осознанное, замеченное Вами как непосредственное ощущение! Осознанная констатация реального факта, - я хотел, чтобы таким образом он поискал себя здесь, сейчас.
Попросил каждого из участников его круга помочь: дать мне знать, когда кто-нибудь почувствует любое живое, непосредственное отношение к себе собравшего их.
Момент, когда мужчина включился в ситуацию я заметил первым (из оцепенения вышел он, ожили его отношения с другими)…
- Как сейчас страх? – спросил я нашего героя.
- Нету, - с некоторым удивлением, но без всякого энтузиазма ответил он.
Когда человек появился, ушла причина его страха, пропал и страх.
Когда мы есть, мы переживаем свои чувства, а не они владеют нами.
Почему избавление от страха озадачивало молодого человека, но совсем не обрадовало (а пока это так, страх непременно вернется!), открывало другие, прятавшиеся за страхом его проблемы и  требовало другого большого и важного разговора.

ТАКАЯ «САМООТВЕРЖЕННОСТЬ»! 2019 12 19



В прошлый раз мы остановились на том, что женщина объясняла самой себе свое поведение с мужчиной безгрешной, бескорыстной «материнской» заботой о нем, и этим нечаянно выдала причину многих проблем во всех её отношениях с мужчинами.
Напомню. Оказавшись в кругу обаятельного, но не занятого ею и просто кокетливого мужчины, она на приглашение уйти из его круга не ушла, объяснив это тем, будто он «так просит ее материнского отношения», что она «не может ему отказать». По тому, как явно она, объясняя это, боролась с волнением, остро чувствовалось, что причина ее поведения с ним совсем другая и вовсе не такая уж самоотверженная.
- Да ты же сама просишься к нему в дочки! – чуть ни выкрикнула, не сдержавшись, другая участница  марафона, ее подруга.
- Через сколько она бы Вам надоела? – спросил я у мужчины, вызывающего у женщины то, что она мнила «материнским отношением». Тот, якобы только отзываясь на ее поведение, на деле исподволь поддерживал его.
- Месяца через четыре-пять, - без удовольствия, что-то припомнив, ответил он.
О мужчине мы сегодня говорить не будем. Что он, как и сегодня, беспечно кокетничая с женщиной, не только вводит в заблуждение её, но и сам попадает в ненужные ему отношения, которыми потом тяготится, вынужденный оставаться с ней «из чувства долга»,  мы уже говорили. Сегодня – о ней.
Её ситуация в кругу повторила то, что у женщины происходило в жизни.
Ее оставил мужчина, к которому она относилась так же «по-матерински». Но мается теперь она. Оказалось,  он был нужен ей вовсе не как сын. Женщина неожиданно для себя увидела здесь сценарий своих с ним отношений, а с ним и всех прежних взаимоотношений с мужчинами. Обсуждая теперь это с участниками марафона, пробовала понять самою себя.
Прояснялась совсем нередкая, к сожалению  моральная ловушка. 
Когда мы хотим чувствовать себя «не такими как все»: лучше других, безгрешнее, «хорошими» в отличие ото всех, которые «похуже»,
когда хотим верить, что «никому ничего не должны» (ничего ни у кого не просили, ничего ни у кого не взяли) и «ни от кого не зависим»,  а других (не таких замечательных, как мы),
других, напротив, хотим представить, всем нам обязанными, своими должниками,
мы, впадая в прелесть,
лишаем себя возможности открыто просить, брать у людей нужное нам (это сделало бы нас равными им и оставило бы нас без всех наших иллюзорных преимуществ), и
вообще, лишаемся шанса знать, чего хотим мы сами.
Тогда любое наше действие в общении с другими мы вынуждены объяснять себе не своим, а их интересом.
Так и получилось, что наша героиня «не может от мужчины уйти» не потому, что до дрожи в голосе хочет быть рядом с ним, но оттого, что он «так просит ее материнского отношения», что она «не может ему отказать».
И «безгрешный» мужчина, веря, что кокетничает в ответ и в уступку женщине,
и «бескорыстная» женщина, объясняя себе свою взволнованность не своим, а его интересом –
оба, не отдавая себе отчета в своих действительных эгоцентрических(*[1]), потребительских мотивах (а оба подозревают и чувствуют такие, враждебные им мотивы друг друга) и
оба, ведя себя в ответ на эти взаимно агрессивные мотивы, обманываясь, обманывают и запутывают друг друга.
Оба, ждут друг от друга  благодарного поведения в ответ на свои добрые, демонстрируемые намерения, оба ждут и рассчитывают на то, чего не вызывают.
Оба, обманутые в своих ожиданиях, накапливают обиды, запутывают друг друга и создают друг другу трудно разрешимую ситуацию, которая, в конце концов, толкает обоих  к разрыву и побуждает искать для разрыва повод.
Беда, что и повод для разрыва им надо найти непременно в другом, чтобы ощутить себя жертвой. Ведь они так самоотверженны!
Представьте, какими вероломными представляются им всякий раз другие! В каком жестоком по их опыту мире они в результате живут. «С волками жить, по волчьи выть!» - так и рождается этот, освобождающий ото всяких внутренних обязанностей перед людьми, бессовестный лозунг.
Возвращаясь к женщине. Мы выяснили, что, привыкнув чувствовать себя никому ни чем не обязанной, бескорыстной и безгрешной, женщина не знает, чего хочет, не умеет попросить, и вынуждена искать объяснение себе своих  переживания и поведения чужими желаниями.
Результат. Она ждет и рассчитывает на то, чего не вызывает! К подлинному ответу мужчины (когда схлынет флер его влюбленности, а она так и не заметит, что не занята партнером, и когда он удалится) к подлинному ответу всегда не готова. Строит на песке!
Нельзя входить в близкие отношения, позволив себе верить, что ты в них не ради себя, а «ради другого»  (будто бы благодетельствуешь собой)!
Но нельзя входить в близкие отношения и если нет этой нужды – «ради другого»!
А именно этой, действительной нужды в нужном другому, в том «самоотверженном» отношении, о котором мы сегодня говорим, и нет!



[1]* Я здесь сознательно написал не эгоистических, а «эгоцентрических» потому, что в эгоистичном поведении всегда есть смысл, хотя бы для того, кто его осуществляет, а чаще и для тех, кто ему близок, а в эгоцентрическом поведении – только демонстрация смыслов и своих мнимых преимуществ.

«МАТЕРИНСКОЕ ОТНОШЕНИЕ» 2019 12 18



В прошлый раз мы говорили о том, что наши границы всегда с кем-то. Оказалось, что, чтобы их устанавливать, не вредно ощущать их и с самими собой. То есть в значимых для себя отношениях чувствовать и знать, что движет самими нами.

Один за другим участники собирали «свой марафон». Кто-то был точен, а у кого-то повторялась уже известная нам ситуация, когда после моей просьбы, остаться только тем, с кем человек в своем марафоне считается, человек оставался в кругу один или почти один.

Так случилось и с этим кокетливым, об людей лишь греющимся,  нотеплым и обаятельным мужчиной. К нему в круг пошли все, кого он звал. А потом… ушли тоже почти все.

- Почему? – спрашиваю.

- Я его не интересую. Он ко мне относится, как к теплому куску протоплазмы, - так или примерно так отвечали все покинувшие его круг.

Остались двое. Один мужчина и одна женщина.

- Почему Вы остались? – спросил у женщины.

- Не знаю! Я не могу уйти. Он так просит материнского отношения!.. Я физически не могу ему в этом отказать, - с крайней и тоже явно «физической» взволнованностью отвечала женщина.

Мужчина, вызвавший у нее  «материнское отношение», об женщин тоже только грелся. Легко отзываясь на их кокетство, он при всяком удобном случае их кокетство провоцировал, принимая его за неравнодушие к себе (в то время, как его жертвы искали лишь внимания). Правда, едва отношения с ними переставали быть ни к чему его не обязывающей,  волнительной игрой, терял к женщинам интерес и тяготился ими.

Впрочем, теперь речь пойдет уже не о нем, а о ней, о женщине оставшейся с ним в кругу.

«Он так просит материнского отношения!» - не ушедшая из круга искренне верила в то, чем объясняла свое отношение к кокетливому мужчине, чуть не задыхаясь от волнения. 

Женщина еще не оправилась от потери. Другой мужчина, бывший много моложе ее,  кому она также «не могла отказать в материнском отношении», от нее «ушел на свободу, решил, видите ли, начать новую жизнь, самостоятельную»! Живя с ним многие годы в «гражданском браке», она считала его своим мужем.

Ситуация в кругу представилась точной моделью её отношений не только с мужем, но и с мужчинами вообще. Не отдавая себе отчета в мотивах своего поведения здесь, она обнаруживала причины многих ее трудностей с ними… ну, и их трудностей с нею.

Но об этом в следующий раз.

ЕЙ НЕЛЬЗЯ ОТКАЗАТЬ! 2019 12 17



Наши границы всегда с кем-то!

Женщина живет теперь в другом городе. Давно не была в кабинете. И придя в марафон, всем видом показывает, что она уже другая и что намерена пересмотреть свои границы и установить новые со всеми, в том числе и со мной – ее психотерапевтом. Выглядит это так, будто она всем показывает: «не подходите близко!». Сама же, не замечая, что нарушает чужие границы (мои тоже), по-прежнему, как дитя,  подходит (чтоб не сказать «лезет») слишком близко. И не ждет отказа!

В то же время в этот свой приезд она обеспокоена тем, что при внешней успешности всех ее теперешних дел и начинаний, ей как-то с самой собой скучно и пусто. То ли она что-то потеряла в себе, то ли наткнулась на что-то новое, чего ещё не нашла. Что-то, по ее словам, от нее почему-то ускользает.

Мне показалось, что ключом к ее теперешнему ощущению, будто «что-то от нее ускользает»,  был  именно этот ее способ установления границ. Что, ощетинившись во все стороны, но, не оберегая ничьего личного пространства, она по-детски не ждет отказа и остается по-детски же беззащитной. Поэтому никому, кто к ней тепло относится, ей в этом ее беспечном сокращении дистанции с нами, как ребенку, нельзя отказать! Кто же не боится беззащитную обидеть?! В результате получается то, о чем мы говорили в прошлый раз. В обычных (неконфликтных) ситуациях окружающие ведут себя с женщиной, как она предлагает. Ей не оказывают сопротивления (нельзя обидеть дитя). Нет сопротивляющегося ей человеческого пространства (ласковое теля семь маток сосёт). Нет пространства, к которому надо приспосабливаться. Нет ничьих границ. Не зная чужих границ, она перестает ощущать свои. У нее будто бы все мы есть! Не сознавая, что никого нет, она перестает чувствовать, чего хочет. Не зная, чего хочет, вынуждена действовать в ответ на чужую активность. Чужая активность в свою очередь снова подавляет ее инициативу и переживается как домогательство («все претендуют на нее).

Зрелый человек бережет границы других и так выстраивает свои. Он знает, что у других есть иные интересы, готов к отказу. И всякий раз, когда он не точен, ему можно отказать. Так ограничивается его пространство. В нем он узнает, чего хочет. Ощущает себя. Добивается нужного. Его мир наполнен другими, наполнен им самим.

Оказавшись в новых обстоятельствах, в чужом городе, молодая женщина действительно меняется. Прежняя роль послушной, со всеми ласковой ученицы не выдерживает испытания. Потеря ее открывает пустоту и ощущается скукой.

Новая ситуация требует решиться на «ускользающую» пока от молодой женщины самостоятельность. Решиться осознать и обозначить свое место, свой взгляд на вещи, найти опору в собственной инициативе и в собственных ответственных выборах. Все это требует различения чужих границ, уважения к ним и противостояния им в границах собственных – требует согласиться на одиночество взрослого.

Пока же – границы всегда с кем-то – к такому одиночеству ещё не готовая, женщина сама от себя «ускользает». И отвлекается, демонстрируя самостоятельность.  Не позволяя себе отказать, она отбивается ото всех, вовсе не готовая потерять никого! Но это – пока!

НИКОГО НЕ ПЕРЕДЕЛЫВАЛА 2019 12 13



В прошлый раз я рассказывал о женщине, которая, желая, сориентироваться в том, насколько верно она отдает себе отчет в своих отношениях с другими участниками марафона, как эффективно использует их участие, быстро собрала в «свой марафон» большой круг. И только одного из участников она долго не решалась позвать, позже объяснив эти свои сомнения тем, что он для нее, «какой-то внятный и непонятен». Но все-таки позвала и его. Когда же я, чтобы она получила «обратную связь», попросил из ее круга выйти всех, кто чувствует, что лично к нему она никак не относится, разошлись все! С ней остался один только этот «внятный и непонятный» ей мужчина.

Во второй день марафона женщина про события  этого первого дня рассказывала:

- Я собралась обидеться на всех, кто из круга ушел. И не обиделась. До меня дошло, что в реальных отношениях я только с одним этим непонятным мне мужчиной. Со всеми кроме него я просто тусуюсь. Но, когда поняла, что он-то для меня есть, для меня и другие постепенно появились, тоже стали совсем по-другому интересны. Я ни на кого не давлю, никого не перевоспитываю, и на меня никто не давит. Мне было весь этот день здесь хорошо, свободно. Казалось, другим со мной тоже было свободно. Домой пришла мирная. Никем не командовала. Мне и дома было хорошо. Не хотелось говорить. И я молчала. Дети почувствовали мое состояние. Никто меня не теребил. Кажется, что и муж заметил, что я какая-то другая. По-моему и ему со мной было лучше. Считалась с одним и хорошо стало со всеми!

Действительно: когда человеку хорошо с собой, рядом с ним хорошо всем, кто к нему заинтересовано относится.

С НИМ ОДНИМ ТРУДНО 2019 12 12



В прошлый раз я уже начал об этом рассказывать. В начале марафона (2-хдневной группы), каждый, чтобы быстрей сориентироваться и освоиться, собирал «свой марафон». Но с таким условием, чтобы все, кто к нему хотят в круг, в круг пошли, а потом, когда уже круг собрался, чтобы из круга вышли все, к кому этот человек (собиравший круг) как к иному человеку не относится, чьим участием в действительности не пользуется.

Собирала  «свой марафон» – тех, в ком она, по её мнению, участвует, кого чувствует, кем пользуется для решения своих проблем и эта быстрая на решения женщина.

Сделала это легко и «прытко». И только одного из участников долго, как мне показалось, не решалась звать. Наконец позвала.

Женщина симпатична. В группе, вопреки ее манере тусоваться,  ее любят. Ей никто не отказывал и она собрала большой круг

- Почему Вы не решались звать Ю. А.? – спросил я. – И чем для вас он ото всех отличается? - мужчина действительно заметно отличался. Наверно какой-то своей явно неподдельной включенностью.

- Он (какой-то) внятный и мне непонятен…

«Внятный и непонятен»… Его единственного она выбирала не налегке. И это было для скорой на решения и действия женщины необычно и, пожалуй, впервые. 

Попросил уйти из ее круга всех, кто не чувствовал ее участия в себе, «к кому она не относится», «кем она не пользуется».

Из ее круга ушли все… Остался лишь этот «внятный и непонятный» мужчина.

- Почему Вы остались?

- Она во мне участвует.

А ведь только его она не решалась позвать, и трудно ей было только с ним!

ЧТОБЫ ПОЛУЧИТЬ ОБРАТНУЮ СВЯЗЬ 2019 12 11



Начинался очередной марафон. Чтобы участники скорей сориентировались, предложил каждому, выбрать из большой общей группы тех, из кого состоит его личный марафон. То есть тех, кого он чувствует подобными себе, в ком, по его ощущению, он отражается, с чьим существованием и мнением считается как с мнением равных, к чьему опыту хочет и умеет приобщиться, иначе, в общении с кем надеется решать свои проблемы.

Попросил каждого сформировать из выбранных им, свой круг. И поставил два условия. Первое:

- В ответ на приглашение, в круг входите, - просил я, - не зависимо от участия собирающего в Вас и от его отношения к Вам! Входите, если Вы хотите быть в его кругу, в одном с ним марафоне. Такого Вашего желания достаточно! 

Второе условие. После того как человек уже собрал всех, кого он считал участниками своего марафона, я, чтобы он получил обратную связь, просил тех, кто не чувствует его участия в себе, «к кому он не относится», «кем он не пользуется» из круга уйти. 

- Выйдите из его круга все, кому кажется, что собирающий, с кем Вы хотели быть в одном марафоне, с Вами в своем марафоне не считается, Вами как участниками марафона не пользуется – «не замечает Вас», «не отличает от других», не относится к Вам, как к интересующим его людям…  Все, кто в его кругу, потому, что хотите быть рядом с этим человеком, но кого он, физически будучи с Вами, не замечает, не видит Вас в Вашем подлинном, Вам важном состоянии, не интересуется Вами тем, который нужен Вам, в отношении кого у него фактически лишь иллюзия, что он вместе с Вами (в то время, как Вы, может быть, и с ним), а на деле он, по-Вашему, игнорирует Ваше особое, человеческое, личностное существование рядом, выйдите из его круга!

Такой уход, как я думал, покажет каждому его действительные отношения с теми, кого он мнил участниками своего марафона. Ведь собиравшие свои круги верили, что они пользуются всеми, с кем им тепло и кому симпатичны они, пользуются всеми возможностями ситуации – они же вместе и рядом. Но для некоторых оказалось, что это совсем не так. Об этом я расскажу в следующий раз.

ЕЕ МУЖЧИНЫ ПРОВОЦИРУЮТ… 2019 11 21



Маленькая, деловитая, сообразительная и подвижная, как мышка, ни на миг не позволяющая себе остановиться медсестра по образованию, работая массажисткой, обслуживает только женщин. Мужчин «боится», объясняя это «отталкивающим личным опытом». В то же время беспрерывно, совершенно безответственно («я же не нарочно!») и агрессивно кокетничая, она сетует на тягостные ей вечные домогательства мужчин.
Вот и сегодня, подводя итоги группы, она, как об открытии,  объявила, что:
- Я сегодня поняла, что мужчины меня специально провоцируют!
В действительности эта, живущая вдвоем с ребенком, «вся в работе»,  чрезвычайно темпераментная, но не замечающая в себе женщины и верящая в своё равнодушие к мужчинам, одинокая женщина совсем не контролировала ни своей женской неутоленности, ни всем видимых, незаметных только ей, своих женских побуждений, чем совершенно непреднамеренно (ну кто же поверит в такую «непреднамеренность» 35-летней сметливой женщины?!) сама провоцировала такой же, как ее кокетство,  безответственный и такой же узко направленный интерес к ее призыву мужчин, не интересующихся ею самой также, как она ими.
- Для чего провоцируют? - спрашиваю.
- Не знаю - отмахивается (ну, паранойя прямо!).
- Не Вы их, а они Вас?
- Я же сказала.
- А это Вам надо?- спрашиваю, надеясь навести женщину на мысль о необходимости самой печься о создаваемом вокруг себя человеческом эмоциональном пространстве и о своей безопасности, а не взывать к сочувствию тех, к кому сама равнодушна.
- Нет конечно!
Спрашиваю уже совсем в лоб:
- И, что Вы сделали, чтобы узнать, чем Вы эту «провокацию» вызываете?
- Ничем не вызываю! Я не «такая»!
- Так что Вы делаете, чтобы этой провокации не было? Что делаете, чтобы предотвратить это, ненужное Вам поведение мужчин? Или оно Вам нравится?..
- Ну, что Вы! Зачем так говорите! Кому такое понравится!
Надо заметить, что это не совсем так. Вернее, совсем не так. Со стороны видно, что ажиотаж вокруг нее отвергаемых мужчин, хотя она их и боится, ей вовсе не «не нравится». Поэтому она его бессознательно и поддерживает.
Нами правят бесы! Чувства, состояния и невольные действия, которые мы в людях и в себе не уважаем, мы не изучаем в себе и не присваиваем. И они «прут наружу», бесконтрольно управляют нами, создают наше пространство – обстоятельства, к которым мы не готовы!